Приговор программисту Котову создаст проблемы России в ЕСПЧ

Приговор еще одному участнику массовых беспорядков в столице вынес 5 августа Тверской суд Москвы. Программиста Константина Котова суд признал виновным в неоднократном нарушении порядка проведения митингов. За это Котов будет сидеть в колонии аж 4 года. Известный правозащитник Дмитрий Аграновский считает такое наказание «чудовищным». Как и те сроки, что получили другие фигуранты дела о массовых беспорядках. Аграновский уверен, что адвокаты осужденных закидают Европейский суд жалобами, а там непременно встанут на их сторону. На примерах более ранних протестных уголовных дел, Аграновский предположил, чем все это закончится.

Фото: Следственный комитет РФ

Прокурор, представлявший по делу Котова гособвинение, просил суд приговорить подсудимого к 4,5 годам колонии. Вот за что: в марте этого года Котов был оштрафован за акцию в поддержку аспиранта Азата Мифтахова, которого обвинили в нападении на офис «Единой России». Спустя два месяца Котова арестовали за пикетирование здания ФСБ. Еще через месяц он был арестован на акции в поддержку журналиста-расследователя Ивана Голунова, которому силовики пытались сфальсифицировать обвинение в распространении наркотиков. В июле — снова последовал арест, на этот раз за призыв к акции в поддержку кандидатов в Мосгордуму.

Каждый раз Котов легко отделывался, но после того, как по окончании митинга на проспекте Сахарова 10 августа он пришел возмущаться к зданию Администрации президента, его задержали.

Против молодого человека со столь активной гражданской позицией решили возбудить уголовное дело.

В суде свидетели обвинения, в том числе полицейские, сообщили, что Котов на несогласованной акции был очень очень активным — выкрикивал лозунги и раздавал интервью.

За Котова ручались более 50 известных людей, его поддерживали в суде лидер «Яблока» Григорий Явлинский, правозащитник Лев Пономарев, писательница Людмила Улицкая, поэт Игорь Иртеньев, режиссер Олег Дорман и другие, кто как и Котов, приходили в Центр Москвы по тем или иным поводам выражать свое недовольство властью.

Судья решил, что исправить Котова сможет только колония. Котову 34 года, когда освободится, ему будет 38.

— Это чудовищный срок, — говорит адвокат Дмитрий Аграновский. — И заметьте: когда в 2004 году нацболам за их политакцию дали по пять лет лишения свободы, это вызвало настоящий шок в обществе. Об этом кричали все СМИ, правозащитники. А теперь никто особо и не возмущается. Это, к сожалению, становится нормой. В правовом сознании общества случилась инфляция.

По мнению Аграновского, другим осужденным за участие в несогласованных митингах в центре Москвы в июле и августе, тоже дали сроки, несоразмерные тому, что они совершили.

— Чудовищно, не правильно, когда рядовых участников протестов, которые не причинили вреда здоровью или имуществу, отправляют в тюрьму на годы, — говорит адвокат. — Никто не говорит о том, что наказания совсем не должно было быть. Но я видел, за что этих людей приговорили к реальным срокам. Например, за такое «страшное преступление», как то, что человек пальцем пытался поддеть забрало шлема полицейского. Во многих случаях действия обвиняемых нужно было квалифицировать, я считаю, как неповиновение полиции. К тому же, почти все задержанные признали свою вину и просили об особом порядке рассмотрения дел. Суду достаточно было ограничиться условными сроками. Тем более, что в случае каких-то нарушений, эти сроки можно всегда заменить на реальные.

Аграновский считает, что назначенные наказания не только несоразмерны тому, что осужденные совершили, но и, если они назначались с целью запугать других бунтовщиков, то эта цель не будет достигнута.

— Эти наказания запугивают только самих осужденных и членов их семей. А вокруг — вы поспрашивайте у молодых людей — уже никто ничего об этих приговорах не слышал. И при желании навербовать пушечного мяса снова, можно найти сколько угодно желающих выйти на протестные акции. К тому же, как сказал кто-то мудрый, чрезмерно жестокое наказание развращает также, как и безнаказанность.

Совсем уж странно выглядят столь жесткие приговоры участникам протестов на фоне того, что организаторы и провокаторы протестных акций понесли либо мягкое наказание, либо вообще никакого не понесли.

Аграновский предполагает, что власти сделали выводы из прошлых громких процессов в отношении оппозиции.

— Болотное дело до сих пор является предметом рассмотрения в Европейском Суде, — говорит адвокат. — А есть еще и новое дело нацболов, которое в связи с решением ЕСПЧ, Верховный суд РФ будет вынужден рассматривать аж через 15 лет после событий. И в данном случае, я считаю, столь жесткое наказание участников протеста не является необходимым в демократическом обществе и не соответствует преследуемой законом цели. Во всяком случае, именно так это формулирует Европейский суд по правам человека.

Источник

Предыдущая запись
Следующая запись

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг   Окт »
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30